поиск по сайту

Особенности этического сознания эпохи Средневековья



Основные ориентации этического сознания эпохи Средневековья:

- теоцентризм (идея бога как морального абсолюта); супранатурализм;

- антирационализм (приоритет веры над разумом); трансцендентное понимание смысла жизни;

- ригоризм (христианская мораль есть отказ от своеволия, подчинение воле бога);


- аскетизм (телесное — тлен, главное — спасение души);

- иное, по сравнению с античной этикой, понимание добродетелей (вместо «блестящих пороков язычества» любовь, милосердие, смирение);

- провозглашение равенства людей перед богом.

Средневековое этическое мышление представляет собой отрицание античной моральной философии прежде всего потому, что основой интерпретации нравственности в ней выступает не разум, а религиозная вера. Любые варианты осуществления самовластия веры (сомнение в возможностях разума, борьба против разума и его поборников, союз веры и разума в поздней схоластике) отводят разуму второстепенную роль как в постижении существа морали, так и в выборе индивидуальной моральной позиции.

Идея бога как морального абсолюта задает жесткие границы истолкования всей нравственной проблематики: жизнь человека и ценности этой жизни приобретают смысл только в соотнесении с божественным законодательством; бог выступает в качестве объективного, безусловного, единственно истинного источника морали. Отсюда — трансцендентное понимание смысла человеческого бытия; противоречивое сочетание пессимистических и оптимистических мотивов (пессимизм преимущественно касается «здешнего» мира, оптимизм связан с упованиями на «божий град»); крайний ригоризм (христианская мораль есть отказ от своеволия, полное подчинение воле бога: человек — «сосуд для божества»); аскетизм; противоречие между сущим («весь мир во зле лежит») и должным, представленным абсолютно безупречным Царством Божьим.

Центром христианской этической концепции является идея любви к богу. Любовь понимается как универсальный принцип морали (нравственное отношение, т.е. любовь к ближнему проистекает из нее); позволяет придать морали общечеловеческий статус; освящает все сущее. Из идеи любви к богу рождаются новые (неизвестные античности) добродетели: милосердие, предполагающее прощение обид, готовность к состраданию и активной помощи страждущим, и смирение. На фоне идеи любви получает свое выражение и «золотое правило» нравственности: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф., 7, 12).

В отличие от стоицизма, ориентированного на сильную личность, способную все обрести в себе самой, христианство обращено к «нищим духом», к «труждающимся и обремененным», ко всем тем, кому нужна внешняя точка опоры. Отчаявшимся христианская мораль предлагает утешение — искупление страданий и вечное блаженство в мире ином.

Идеалы первоначального христианства существенно отличаются от последующих исторических форм его воплощения, подчинивших диктату своей догматики философскую и этическую мысль. По мере превращения в официальную идеологию и распространения по всему европейскому миру, христианство претерпевает эволюцию (от проповеди всеобщей любви к преследованию инакомыслящих, от провозглашения равенства людей и отвержения богатства: «Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому попасть в Царство Божье», — к санкционированию социального неравенства и т.д.), которая определяется различными социокультурными обстоятельствами.

Поскольку для эпохи Средневековья характерна «неотчлененность собственно морального сознания от других форм общественного сознания и нравственности как специфического способа регуляции от иных нормативов» (О.Г.Дробницкий), постольку христианская теология синтезировала в единый нерасчлененный комплекс религиозную, философскую, этическую проблематику. В результате проблема специфики морали, по сути дела, не поднимается, а традиционные этические проблемы одеваются, если можно так сказать, в религиозные одежды. Так, например, в рамках проблемы теодицеи рассматривается целый ряд проблем этического характера. Пределы интерпретации этих проблем заданы христианской догматикой, преступить их не под силу даже духовной оппозиции.

Синкретизм средневекового мировоззрения, обусловливавший отсутствие самостоятельного статуса этики и подчиненность нравственной проблематики теологической, сохранялся как в период патристики, так и в период схоластики.




Если Вас заинтересовали описанные в статье товары или услуги, Вы можете:
Позвонить:
Поделиться
Еще из раздела этика
Особенности развития этического сознания в Новое время Главные этические ориентации Б. Спинозы И французских материалистов XVIII века (П. Гольбах, К.А Гельвеций) Теория морали И. Канта Этика Гегеля





© 2006-2016 ИП Антонович А.С.
+375-29-5017588
+375-29-1438110