поиск по сайту

Социальные отношения в средневековой Азии



Одним из главных отличий в поземельных отношениях Западной Европы и азиатских цивилизаций периода Средневековья было существование в последних государственной собственности на землю. Верховным собственником всех земель выступало государство в лице верховного правителя.

Классическим примером господства государственной собственности на землю является Китай. Еще в раннем Средневековье там утвердилась государственная надельная система. От имени государства (императора) все трудоспособные крестьяне были наделены примерно одинаковыми земельными участками (эти наделы время от времени перераспределялись). За пользование землей крестьяне должны были выполнять в пользу государства повинности — отдавать часть урожая в казну и трудиться определенное количество дней на государственных работах. Большие земельные наделы вместе с трудившимися на них крестьянами получили знать и многочисленные чиновники. Крестьяне, работавшие на этих землях, отдавали часть урожая не государству, а владельцу земли. Владения чиновников не были собственностью — они давались на время службы.

При такой системе поземельных отношений крестьяне обеспечивали своим трудом как отдельных представителей верхушки общества (знать, чиновников), так и всю ее целиком в лице государственной власти, которая распоряжалась доходами от крестьянских наделов. С течением времени большая часть земель перешла в руки крупных землевладельцев, однако императорская власть обязала крестьян, обрабатывавших эти земли, отдавать часть своего урожая не только землевладельцу, но и в государственную казну. Таким образом, государству и в этом случае принадлежала роль главного распределителя доходов.

В средневековом Китае, как и в других странах Азии, не существовало феодальной вотчины в ее классическом западноевропейском виде. Как правило, не существовало разделения земли на барскую и крестьянскую запашку, практически не было и барщины. Крупные землевладельцы фактически имели не столько право на землю, сколько право на получение части дохода от обрабатывавших ее крестьян.

В Арабском халифате верховным собственником земли считался халиф. Крестьяне-общинники, сидевшие на государственных землях, за пользование ими выплачивали подати в казну. Значительная часть земель с крестьянами была пожалована воинам на правах икты. Икта была временным владением, дававшимся на период службы. Владельцы икты получали право взимать подати с крестьян в свою пользу.

Такая форма условного землевладения достигла своего расцвета в Османской державе. Турецкие воины получали за свою службу от властей в наследственное владение земельные наделы с местными крестьянами — тимары. При этом наследственными тимары считались только при условии продолжения воинской службы наследником владельца. Владельцы тимаров не только не вели собственного барского хозяйства, но и не могли увеличить объем податей с крестьян, который четко фиксировался государством.

Владельцы тимаров, икты, как и крупные землевладельцы в Китае, не имели прав иммунитета в таком объеме, как западноевропейские феодалы. Например, владельцы икты не имели права судить своих крестьян, это делали судьи, назначенные властями. Китай, исламские государства не знали таких отношений сюзеренитета-вассалитета, как в западноевропейском обществе. Верховным сюзереном для всех был правитель государства (император, халиф, султан).

Несколько иные отношения сложились в Японии после краха господствовавшей там в раннем Средневековье государственной надельной системы. С X в. в Японии преобладали частные поместья. Они находились в наследственной собственности, их владельцы присваивали себе широкие права иммунитета вплоть до запрета государственным чиновникам вступать в их владения. Владельцы мелких поместий становились вассалами крупных землевладельцев. Военно- служилые люди (самураи), получившие наделы от князей, также становились их вассалами, и главной их обязанностью было верно служить своему госпо- дину-сеньору.

В ряде цивилизаций Азии сложилась своеобразная иерархия общества. В Китае она была гораздо более разветвленной и строгой, чем в Европе: чиновник низшего ранга мог обращаться только к своему начальнику (существовало девять рангов чиновников), крестьяне — только к своему старосте и т.д. Обосновывалось это конфуцианством с его идеей подчинения младшего старшему, низшего высшему. В Индии и в Средневековье сохранилось разделение на касты. Принадлежность к той или иной касте была наследственной, она определяла род занятий человека, его место в обществе. Высшими были касты брахманов и воинов-землевладельцев, затем шли касты купцов, ремесленников, земледельцев. Переходы из одной касты в другую запрещались. Соблюдались строгие нормы отношений как между кастами, так и внутри их. Все это обосновывалось индуистской религией.

Кастовое устройство индийского общества и устойчивость самоуправляемой земледельческой общины делали ненужным существование громоздкого государственного аппарата, как, например, в Китае.

В Китае же в Средневековье был создан сложный, но эффективный государственный аппарат, который контролировал жизнь населения во всех сферах и на всех уровнях. Он был строго централизован, во главе его стоял император — посредник между Небом и земным миром. Палаты, ведомства, управления отвечали за сбор налогов, охрану порядка, выполнение норм поведения, судопроизводство и т.д. Работа всех чиновников контролировалась особой палатой инспекторов, подчинявшихся только императору и своему начальству.

Особенностью государственного устройства Арабского халифата являлось слияние в нем религиозного и политического начал. Халиф был одновременно и высшим светским правителем и духовным владыкой всех мусульман. Все мусульмане считались принадлежащими к умме — религиозной общине во главе с халифом. Только они имели полные права. Иноверцы были урезаны в своих правах, например платили больший поземельный налог и особый налог за то, что не являются мусульманами, их обычно не допускали на государственные должности.

В средневековых исламских государствах монарх имел полную власть над всеми подданными, особенно в Османской империи. Любого из своих подданных султан мог лишить жизни по своей прихоти, независимо от того, был ли это первый министр или простой крестьянин. С той же легкостью султан мог назначить любого человека на важнейшие государственные должности. Вообще в Турции не придавалось такого значения родовитости, знатности происхождения, как в Европе.




Если Вас заинтересовали описанные в статье товары или услуги, Вы можете:
Позвонить:
Поделиться
Еще из раздела история средневековья
Политическая организация в период раннего Средневековья Социальная структура общества в период высокого Средневековья Социальная структура общества в период раннего Средневековья Экономическое развитие Западной Европы в период раннего Средневековья (V - IX вв.)




© 2006-2016 ИП Антонович А.С.
+375-29-5017588
+375-29-1438110