поиск по сайту

Организация и деятельность опытно-экспериментальных учреждений и школ в 1920-е гг.



В 1920-е гг. разворачивается деятельность опытно-показательных учреждений, осуществляющих поиск и экспериментальную проверку новых методов и приемов воспитания. Эти учреждения возглавляли видные педагоги того времени: А. С. Макаренко (колония имени М. Горького), В. Н. Сорока- Россинский (Школа социально-индивидуального воспитания имени Ф. М.Достоевского для трудновоспитуемых), С. Т. Шацкий (Первая опытная станция Наркомпроса по внешкольному воспитанию), Н. И. Попова (Вторая опытно- показательная станция), М. М. Пистрак (Школа-коммуна Наркомпроса) и многие другие. В 1918 году на территории Беларуси была создана школа-коммуна, которую возглавил П. Н. Лепешинский. В руководимой им Литвиновичской школе-коммуне последовательно осуществлялись цели, задачи и принципы единой трудовой школы. Как и в других учебно-воспитательных заведениях подобного типа, организация трудового обучения строилась на основе работы в мастерских, а также в форме уроков домоводства и швейного дела. Параллельно формировался устойчивый интерес к чтению, музыке, литературному творчеству. Настоящим хозяином школы-коммуны был весь школьный коллектив как субъект ученического самоуправления.

В начале 1919 года С. Т. Шацкий и его соратники - В. Н. Шацкая, А. А. и Е. Я. Фортунатовы, Н. В. Всесвятский — обратились в Наркомпрос с предложением о создании Опытной станции по народному образованию, представив ее проект. 16 мая 1919 года «Положение о Первой опытной станции Наркомпроса» было утверждено. Первая опытная станция по народному образованию создается в составе двух отделений: сельского - в Калужской области, и городского — в Москве.

К началу 1920 года Станция уже объединяла 15 школ. С начала 20-х годов колония стала принимать на постоянное проживание и обучение не только московских детей, но и детей из окружающих деревень, особенно на вторую ступень обучения. В задачи Станции входила не только организация учебного и воспитательного процесса с детьми, но и проведение активной работы среди окружающего населения, участие педагогов во всех видах деятельности на деревне. Педагоги станции под руководством Шацкого начали последовательно изучать жизнь крестьян во всех ее аспектах. Они деятельно участвовали в просвещении народа, создавая опорные пункты по ликбезу. В эту работу широко вовлекались старшие колонисты. Они устраивали для крестьян концерты и спектакли, обучали сельских ребят выращивать цветы в полисадниках, вели борьбу за чистоту и гигиену в домах и на улицах.

Особую заботу Шацкий проявлял о подготовке сельских педагогов. С первых дней работы станции были организованы еженедельные курсы для учителей из школ, входящих в состав станции. Приезжали сюда и учителя из отдаленных селений. Шацкий обучал своих курсантов не только методикам преподавания, но и проведению исследования детской жизни, а также жизни сельского населения.


Значение педагогического опыта школ-коммун и других показательных учреждений того периода видится в последовательном осуществлении идеи политехнического обучения, связи школы с жизнью, детского самоуправления, активизации новых методов учебно-воспитательного процесса, использовании труда как одного из ведущих средств формирования и развития личности.

Опубликование постановления 1931 года «О начальной и средней школе» означало начало нового периода в развитии школы и образовательной системы. Прежде всего, оно связывается с изменившимися социально-политическими условиями и переходом к новой образовательной парадигме - от «школы труда» к «школе учебы». Партийно-госу- дарственное администрирование становится отныне ведущим фактором определения образовательной политики.

Предусмотренное реформами 1930-х гг. создание стройной образовательной системы от начальной до высшей школы и переход к предметному обучению имели непреходящее значение для массовых средних общеобразовательных школ. В то же время реорганизация системы образования имела ряд отрицательных последствий для опытных станций и школ: излишняя унифицированность учебно-воспитательного процесса, отказ от дифференциации обучения в соответствии со способностями учащихся, свертывание научно-исследовательской и методической работы на местах - все это способствовало утрате ценных и самобытных традиций, присущих каждой отдельной опытной станции и школе.

Творческие поиски, которые вели передовые педагоги того времени, оказались не ко двору набиравшей силу командно-тоталитарной системе. Одновременно меняется отношение к школе. В 30-е годы ей возвращаются все атрибуты «схоластической феодальной школы». Все эксперименты в области методов и программ обучения объявляются «левацким уклоном» и «скрытым троцкизмом». Знаком разрыва с политикой строительства «новой школы» была замена на посту наркома просвещения Анатолия Луначарского (занимавшего этот пост с ноября 1917 г.) партийным деятелем, долгие годы занимавшим должность начальника Политуправления Красной Армии, Андреем Бубновым. Вместо самоуправления устанавливалась единоличная власть директора школы и «твердая дисциплина» — вместо коллективной формы обучения. В школу возвращаются традиционные классы, уроки, расписание. В 1934 специальным постановлением вводятся «стабильные» учебные планы и «стабильные учебники»: по всему Советскому Союзу все школы в одно и то же время учат один и тот же материал по тем же самым учебникам. По каждому предмету вводится единый учебник, утверждаемый ЦК.




Если Вас заинтересовали описанные в статье товары или услуги, Вы можете:
Позвонить:
Поделиться
Еще из раздела история педагогики и образования
Просветительская деятельность Е. Полоцкой и К. Туровского Просветительские реформы, образование и педагогическая мысль России в XVIII веке Просвещение и школа в Русском централизованном государстве Просвещение, письменность и образование на древнебелорусских землях





© 2006-2016 ИП Антонович А.С.
+375-29-5017588
+375-29-1438110