поиск по сайту

Православное вероучение



Источником своего вероучения Православная церковь считает Божественное Откровение. По объяснениям богословов, знание, полученное от Бога, сохраняется в церкви как ее Священное Предание. Важнейшей формой существования Священного Предания признается Священное Писание (Библия). Кроме Библии Священное Предание включает в себя литургическую жизнь церкви (богослужения и таинства), постановления и деяния признанных церковью соборов, труды отцов церкви, жития святых, церковное право и культовое искусство. Православные богословы подчеркивают, что Священное Предание есть не только совокупность некоторых идей, передаваемых устно и письменно, но и опыт духовной жизни в соответствии с этими идеями, который усваивается через личный пример, а также благодатное освящение верующих в церкви посредством, прежде всего, участия в таинствах.

Православное вероучение в сжатом виде изложено в Никео-Константинопольском Символе веры. Согласно православной традиции каждый верующий должен хотя бы один раз в день прочитать Символ веры как молитву, чтобы самому себе напомнить, во что он верует, и что делает его православным. Во время литургии Символ веры хором поется всеми верующими, присутствующими в храме.

Православные (как и другие христиане) веруют в единого Бога – абсолютное, самодостаточное, ни от чего не зависящее существо, обладающее всей полнотой бытия и совершенства. В отличие от других монотеистических религий (иудаизма, ислама) христианство утверждает, что Бог есть Троица. Сам термин «Троица» используется богословами, начиная со II века, хотя ни в Библии, ни в Символе веры его нет. Но там присутствуют имена трех лиц или трех ипостасей (личностей) Бога: Отец, Сын, Дух Святой. Каждое лицо Пресвятой Троицы есть Бог. Но они суть не три Бога, а единое божественное существо с единой волей, силой, властью и славой, потому говорят: «Троица единосущная и нераздельная». Друг от друга Божественные Лица различаются своими личными (ипостасными) свойствами: у Отца – это нерожденность, у Сына – предвечное (не во времени, а в вечности) рождение от Отца, у Духа Святого – предвечное исхождение от Отца.

Актом свободной воли Бог создал мир из ничего, а не из себя, т. е. мир от Бога, но сам не есть Бог. Так что по наличному состоянию мира нельзя верно судить о Боге, формулу «что внизу, то и наверху» христианство отвергает. «Внизу» есть и войны, и разврат, и бедность, но это, с точки зрения христиан, не может опрокинуть фундаментальное утверждение их религии: «Бог есть Любовь». Мир лежит во зле, но изначально он создавался прекрасным. «Благой и преблагой Бог не удовольствовался созерцанием Себя самого, но по преизбытку благости Своей благоволил, чтобы произошло нечто, пользующееся Его благодеяниями и причастное Его благости», – писал видный православный богослов и святой Иоанн Дамаскин (ок. 650–749).

Бог создал мир невидимый и видимый. Мир невидимый – это духовный мир, к которому принадлежат ангелы. Ангелы (греч. aggelos – вестник, посланник) – разумные, наделенные свободной волей духи. Они призваны служить Богу и миру в качестве орудий Промысла Божия, в т. ч. выступая в роли ангелов-хранителей людей. Однако часть ангелов по собственной воле отпали от Бога, образовали особое, враждебное ему царство, существование которого, тем не менее, зависит от Творца. Во главе падших ангелов, бесов, встал самый могущественный из них – сатана (евр. satan– противник) или диавол (греч. diabol – клеветник). Духи злобы поднебесные, как их называет Библия, делают все, чтобы погубить людей, которым они жестоко завидуют. Бог дозволяет деятельность бесов в мире ради человеческой пользы. «Когда лукавый устрашает и смущает нас, тогда мы вразумляемся, тогда познаем самих себя и тогда с большим усердием прибегаем к Богу», – объяснял один из самых почитаемых Святых Отцов православия Иоанн Златоуст (344/354–407).

В мире видимом (вещественном) из всех тварей Бог выделил человека. «Бог сотворил человека животным, получившим повеление стать Богом», – писал выдающийся богослов и святой Василий Великий (329–379). Образ Божий в человеке – это его способность, как говорят православные богословы, обожиться, достичь божественного совершенства, но не личными только усилиями, а прибегая к помощи человеколюбивого Бога. Святые Отцы предупреждали: «Если увидишь юношу, по своей воле восходящего на небо, удержи его за ногу и сбрось его оттуда: ибо ему это полезно», так как отвращает от гордыни, а гордыня для христиан – начало погибели. Возгордившись своей красотой и мощью, восстал против Бога сатана и соблазнил первых людей попробовать стать богами без Бога. После грехопадения Адама и Евы между Богом и людьми, научившимися творить зло и открывшимися смерти, образовалась чудовищная пропасть. И дело не в том, что Бог изменил свое отношение к людям, как часто и неточно говорят, разгневался на них, а в том, что изменились сами люди. Чтобы описать их состояние после грехопадения, христианские богословы используют термин «первородный грех». Вообще, в христианском понимании грех – это не только явное (словом и делом), но и тайное (мыслью и чувством) нарушение любви к Богу и человеку. У каждого из нас могут быть личные грехи, которые совершаются по нашему произволению и искореняются через наше раскаяние и добродетельное поведение. Но первородный грех со времен Адама и до прихода Иисуса Христа безраздельно тяготел над всеми людьми независимо от степени их личного совершенства. Даже праведники, стремившиеся жить по заповедям Божьим, не могли от него избавиться. Их души, по смерти разлучившись с телами, также не достигали былого райского блаженства, а томились как бы вдали от Бога, в преисподней. Традиционное православное богословие (его еще называют «святоотеческим») понимает первородный грех как наследственную склонность людей к греху и смерти, как духовную болезнь человечества, подлинное исцеление от которой стало возможно благодаря спасительной миссии Иисуса Христа.

Иисус Христос есть Богочеловек – и Бог истинный, и человек истинный. В нем нераздельно и неслиянно, неизменно и неразлучно присутствуют две природы, значит и две воли – божественная и человеческая, но одна личность – второе лицо Бога-Троицы, Бог-Сын. Человеческое тело Христа было рождено Девой Марией, человеческая воля Христа напрягалась на Голгофе, и человеческая душа Христа сходила в ад. Но и Дева Мария родила, и враги пригвоздили к кресту, и души мертвых в преисподней слушали проповедь Бога-Сына, которого уже 2 тыс. лет именуют Иисусом Христом.

Бог самоумалился, «сделался Тем, что и мы, дабы нас сделать тем, что есть Он», говорил древнехристианский богослов и святой мученик Ириней Лионский (ок. 130 – ок. 200). В этих словах заключена суть православной сотериологии (греч. soteria – спасение и logos – слово, учение) – учения о спасении. Чтобы вернуть людей на путь обожения, с которого сорвался Адам, Сын Божий стал новым Адамом. Подобно первому, он был изначально свободен от греха, вот только жизнь его проходила не в Эдемском саду, а посреди сплошных опасностей и соблазнов. В этих тяжелых условиях Иисусу удалось то, что не получилось у первого Адама. Он привел свою человеческую волю в совершенное единство с волей божественной и не впустил в свою жизнь грех. Послушание Богу направило нового Адама на Голгофу. Крестная смерть Иисуса была добровольной, она имела характер искупительной жертвы и явилась кульминацией божественного служения людям. «Если Бог родился и умер, то не потому Он умер, что родился, но Он родился для того, чтобы умереть», – пояснял святой Афанасий Великий (ок. 295 – ок. 373). Смерть, отрывая душу Иисуса от его тела, вдруг наткнулась на Бога – вечный источник жизни. Она потерпела поражение в своем логове: Бог сошел человеческой душой в ад и вывел оттуда всех возрадовавшихся ему духов. А дальше – «Христос воскресе из мертвых смертью смерть поправ и сущим во гробех живот даровав», как поют православные, празднуя Пасху, победу Христа над грехом и смертью. Люди приобщаются к ней, уверовав во Христа и подражая его безгрешной жизни. Для таких путь в Царствие Небесное открыт. Это засвидетельствовал сам Христос, когда, воскреснув, и душой, и телом вознесся на небеса, где он всегда пребывал как Бог, а стал пребывать и как человек.

Вера во Христа предполагает и послушание основанной им церкви. «Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец», – повторяют православные изречение святого мученика Киприана Карфагенского (рубеж II–III вв. – 258 г.). Они воспринимают церковь как богочеловеческий организм, тело Христа, главою которого является он сам, а членами – все верующие в Господа, живые и умершие, соединенные с ним и признающие его главенство. Соединение со Христом происходит через таинства, которые, верят православные, сам Господь и установил. Признаками истинной церкви Христовой являются:

1) единство и святость, которые не отменяются разделениями и грехами людей, поскольку не раскаивающихся грешников и раскольников церковь от себя отсекает (видимо – через анафемы, невидимо – через Суд Божий), способных к покаянию – терпит и освящает пребывающей в ней благодатью;

2) соборность (кафоличность) – единодушие всех истинно верующих христиан, основанное на любви, свободе и Божьей благодати; соборная церковь не ограничена ни временем, ни пространством, ни народом, она стремится привести к спасению всё человечество, потому она еще и вселенская церковь;

3) апостольство – верность апостольскому Преданию об Иисусе Христе и готовность распространять его дальше по миру, а также непрерывная преемственность от апостолов богоучрежденного священства.

Если уверовавших во Христа и исполняющих его волю ожидает вечное райское блаженство, то упорствующих во грехе – вечные адские муки. Согласно православному вероучению, человеческая душа после смерти тела проходит через особые испытания, мытарства, в ходе которых обнаруживается со всей очевидностью ее наклонность к добру или злу, сформировавшаяся за время земной жизни. По итогам мытарств некоторые души оказываются в радостном преддверии рая, другие – в тягостном предчувствии ада, причем в судьбе последних еще могут произойти изменения – по молитвам оставшихся на Земле христиан. Загробное воздаяние станет окончательным после второго пришествия Иисуса Христа и воскресения мертвых, когда души соединятся со своими телами, и в каждом человеке восстановится полнота его личности. Люди лицом к лицу встретятся с Богом, своим Создателем, который есть свет и от которого побежит всякая тьма. Православная церковь призывает людей серьезно готовиться к последнему, иначе говоря – Страшному, Суду, но также и уповать на милосердие Бога. По словам известного церковного писателя и святого Феофана (Говорова) Затворника (1815–1894), «Господь и на Страшном Суде будет не то изыскивать, как бы осудить, а как бы оправдать всех. И оправдает всякого, лишь бы хоть малая возможность была». Однако следует думать, что, по крайней мере, часть людей ожесточится в своем неприятии Творца, а тот согласится с их выбором в пользу ада, ибо Бог есть любовь, признающая за любимым право быть свободным, а не ревность, это право отрицающая. Богословы утверждают, что двери ада заперты изнутри, и находящиеся там испытывают муку не потому, что Творец желает их мучить, а потому, что самим грешникам мучительна их собственная неспособность ответить на Божию любовь.




Если Вас заинтересовали описанные в статье товары или услуги, Вы можете:
Позвонить:
Поделиться
Еще из раздела религиоведение
Типологические черты православия Устройство православной церкви История Русской православной церкви Современное православие




© 2006-2016 ИП Антонович А.С.
+375-29-5017588
+375-29-1438110