поиск по сайту

Архитектурный облик промышленных сооружений в БССР 1920-1930 гг


В период с 1914 по 1921 гг. территория Беларуси находилась в зоне боевых действий. Было уничтожено больше половины предприятий, города и деревни были разрушены, что плохо отражалось на положении людей. После октябрьской революции новые социальные условия создали возможность развития градостроительства, создания новых типов жилья и построек, которые бы наилучшим образом обеспечили бы наилучшие условия для жизни, работы и общественной деятельности людей. Необходимо было восстанавливать народное хозяйство после войны [2, c. 14].

Промышленность особо пострадала после войны. Из 715 предприятий находившихся на территории восточной Беларуси 480 были разграблены, а остальные из-за недостатка сырья и топлива практически бездействовали. К восстановлению промышленных объектов удалось приступить только в начале 1920-х гг. Малые государственные капитальные вложения не способствовали широкомасштабному строительству. В первую очередь они шли на возрождение железнодорожных узлов, электростанций и объединение мелких кустарных мастерских, способных стать основой для социалистических предприятий [2, c.16].

В Могилеве, например, были объединены в одну все мелкие типографии, а разрозненное табачное производство - в фабрику «Меркурий»; в Гомеле в результате слияния мелких типографий была создана фабрика «Полесьепечать» ставшая в будущем крупным полиграфическим предприятием. К 1925-1926 гг. в республике было восстановлено и введено в строй около 80 новых предприятий, в том числе чугунолитейный и машиностроительный завод «Металлист», металлообрабатывающий завод «Энергия», кожгалантерейная фабрика «Восход» обойная фабрика в Минске; обувная фабрика «Труд», завод «Эмальпосуда» и паровозоремонтный завод в Гомеле; металлообрабатывающий завод в «Красный металлист» и кожевенный завод в Витебске; металлургический завод им. Мясникова в Могилеве; лесопильный завод «Пролетарий» в Мозыре. Также активно ремонтировались производственные помещения. Тем не менее, несмотря на развернувшееся строительство, в 1925 г. Беларусь давала лишь 1,16 % продукции цензовой промышленности.

После завершения гражданской войны, в восстановительный период (1921 - 1925), все силы были направлены на возрождение экономики республики. Первоочередное внимание было уделено железнодорожному транспорту, энергетической базе, производства продуктов питания. Постепенно восстановительные работы охватывают другие отрасли промышленности. Первенцами в этом отношении были бумажная фабрика «Папирус» и хрустальный завод в Борисове, стекольный завод «Старэва» в Бобруйском уезде, металлообрабатывающий завод «Энергия» в Минске и ряд других. В эти годы мелкие кустарные и полукустарные предприятия объединяются в более крупные по количеству рабочих и объема производства. Например, в Могилеве разрозненные типографии были объединены в одну, а табачная производство сконцентрировано на фабрике «Меркурий». Из-за материальных трудностей, нехватки строительных материалов, отсутствии машин и механизмов, а также проектно-сметной документации промышленные сооружения восстанавливались практически в первоначальном виде. В этих условиях повсеместно, даже в архитектурном оформлении фасадов, планировочной организации использовались старый приемы. Так, наружные стены выполнялись фактурной кирпичной кладкой со измельченными деталями, оконные проемы украшались фигурными наличниками и т д. В других случаях для расширения производственных площадей делались временные деревянные пристройки или возводились отдельные сооружения.

Середина 20-х гг. стала отправной точкой в дальнейшем развитии промышленного производства. Состоявшийся в декабре 1925 г. 16 съезд ВКП (б) провозгласил курс на индустриализацию. Таким образом, принятый курс на индустриализацию создавал в Беларуси благоприятные условия для развития тяжелой промышленности, которая до сих пор отсутствовала.

Первый пятилетний план развития народного хозяйства БССР (1928/1929 - 1932-1933 гг.) являвшийся часть общесоюзной пятилетки был утвержден 9 всебелорусским съездом Советов в мае 1929 г. В рассматриваемый период было начато строительство таких предприятий как «Гомсельмаш», «БелГРЭС. Однако бурное развитие промышленное строительство получило в 1930-е гг. на которые и пришлось основное промышленное строительство [1, c. 719].

Еще в больших масштабах реорганизация народного хозяйства Белорусского ССР проводится с 1926 г., когда в стране был взят курс на индустриализацию. В республике строятся новые предприятия, такие, как завод сельскохозяйственных машин в Гомеле, спичечная фабрика «Красная Березина» в Ново-Борисовая, фабрика искусственного волокна в Могилеве, деревообрабатывающие комбинаты в Гомеле и Бобруйске, ряд кирпичных заводов и хлорорганические. Одновременно переоборудываются и расширяются существующие предприятия. Значительные реконструкционные работы были проведены на заводах «Пролетарии», «Красная Заря» в Минске, «Красный металлист» и фабрике «Двина» в Витебске. К концу 1-й пятилетки было построено 78 крупных и около 500 мелких заводов и фабрик. Наиболее значительным из них был завод сельскохозяйственного машиностроения в Гомеле (Гомсельмаш). Для строительства была выбрана свободная территория площадью 60 га, на которой разместились основное производство и вспомогательные службы. В качестве ограждающих конструкций цехов был использован кирпич. Подкрановые пути построены на железобетонных, а в ряде случаев на металлических колоннах. Многопролетные корпуса перекрыты металлическими формами. Непосредственно в цехах были встроены бытовые помещения, организованы столовая, клуб, амбулатория. Вблизи от предприятия был построен рабочий поселок. [9, с.49-50]

Промышленные сооружения и раньше были менее подвержены обильному декорированию и эклектичной стилизации. При их проектировании в 20-е годы принципы конструктивизма, прежде всего ориентация в процессах формообразования на конструктивно-функциональную целесообразность, проводились наиболее последовательно. Здесь чаще и полнее, чем в других типах сооружений, использовались новейшие технические достижения. Все это не могло не сказаться и на стилистике промышленных сооружений. Они, пожалуй, и во второй половине 20-х годов в большей степени сохранили приемы и средства выразительности раннего архитектурного конструктивизма.

В период НЭПа, этап расцвета которого приходится на 1925-1928 гг., много делалось, чтобы создать условия для эквивалентного обмена между городом и деревней. Необходимо было насытить рынок бытовыми товарами, нужными крестьянину, чтобы он был заинтересован продавать государству и на рынке хлеб, а на вырученные деньги приобретать товары в государственных и кооперативных магазинах.

Задача экономической смычки города и деревни во второй половине 20-х годов выдвинула на первый план требования по скорейшему наращиванию мощностей текстильной промышленности. Годы первой мировой и гражданской войн создали резкий дефицит тканей. Особенно остро этот дефицит ощущался в деревне, что вызвало появление так называемых «ножниц цен», т. е. тревожной тенденции быстрого роста цен на промышленные товары при относительно низких ценах на зерно [19, c. 342].

Ориентация на ускоренное развитие текстильной промышленности потребовала кадров проектировщиков. В результате ряд лет многие выпускники МВТУ специализировались в основном на проектировании текстильных фабрик. В короткий срок были запроектированы и построены текстильные фабрики в различных городах будущего СССР: Иванове-Вознесенске, Фергане, Касимове, Орше, Ногинске (Гпухове), Ленинакане, Витебске, Клину и др.

Широкое участие архитекторов (с их специфическим профессиональным пространственным мышлением) в проектировании текстильных фабрик не только влияло на их внешний облик, но и приводило нередко к оригинальным и в то же время рациональным пространственным решениям. К 1927 г. сложился стереотип - текстильные фабрики строили одно- или четырехэтажные. И. Николаев разработал проект двухэтажной текстильной фабрики, рационально организовав при этом технологический процесс. Это было новшеством, которое затем было реализовано Николаевым в реальном проектировании [23, c.343].

Текстильная фабрика в Орше сейчас носит другое название – «Оршанский льнокомбинат» и является единственным в Республике Беларусь и самым крупным в странах СНГ и Европы предприятием по производству льняных тканей и начинал свою историю с небольшой льночесальной фабрики, которая вступила в строй в декабре 1930 года.

Началу строительства и дальнейшему развитию предприятия способствовало наличие в республике собственной сырьевой базы. Проект комбината разработан в 1928—1930 годах архитекторами А. С. Фисенко и И. С. Николаевым. В 1937 году были построены цеха прядильного, ткацкого и отделочного производств и вспомогательные службы первой фабрики комбината. В структуре фабрики и прилегающих к ней территории рабочего поселка сквозит нескромный пафос социальных преобразований, так актуальных на момент постройки. Широкая аллея соединяла территорию предприятия сквозь проходную с площадью перед 5-м коммунальным домом, еще сильнее подчеркивая его торжественную симметрию. Такими помпезными архитектурными и градостроительными методами проектировщики давали понять работникам фабрики их значимость в деле становления нового государства. До наших дней сохранились трехэтажный производственный и бытовой корпус, подвергшийся реконструкции в послевоенное время. В последнем ранее располагались клуб, столовая и контора трикотажного комбината. Предельно простой по форме он отличался распространенным на тот момент приемом имитации ленточного остекления за счет разницы оштукатуривания и покраски фасада. Такой же декоративный прием был использован и в производственном корпусе: здесь автор подражал угловым ленточным световым проемам. В современном состоянии административно-бытового корпуса ничто не выдает его конструктивистского происхождения [14, c. 287].

Именно в промышленной архитектуре зачастую впервые использовались строительные инновации и как следствие находились истоки стилей. Так обстоят дела и с архитектурой конструктивизма: такие приемы, как например ленточное остекление и использование железобетонного каркаса, так характерные для рассматриваемого стилевого направления, пришли в гражданскую архитектуру именно из промышленной.

В 1926 г. в Советской Белоруссии начала осуществляться программа ХIV съезда ВКП(б)Б, взявшего курс на социалистическую индустриализацию страны. Особенно широко развернулось строительство промышленных объектов в годы первых двух пятилеток. В этот период были открыты Гомельский завод сельскохозяйственного машиностроения «Гомсельмаш», швейная фабрика «Знамя индустриализации» и фабрика КИМ в Витебске, Оршанский льнокомбинат, Кричевский цементный завод, Могилёвский авторемонтный завод, Гомельский стеклянный завод, две очереди БелГРЭС. Было построено 11 крупных торфозаводов и множество других промышленных предприятий [18, с. 47].

Весьма значительным в масштабах всего Советского Союза являлся завод «Гомсельмаш». Его строительство было обусловлено наличием удобных железнодорожных и водных путей, связывающих Гомель с промышленным югом (металл, уголь), и вызвано необходимостью механизации сельского хозяйства республики и прилегающих районов РСФСР и УССР. Строительство завода сельскохозяйственных машин в Гомеле начато в 1928 году. Днем рождения завода «Гомсельмаш» считается 15 октября 1930 года, когда выдал первую плавку литейный цех. Для строительства выбрали свободную территорию площадью 60 га около железной дороги и реки. На ней разместились основные корпуса и вспомогательные службы завода. В качестве ограждающих конструкций использовался кирпич. Подкрановые пути устроены на железобетонных, а в ряде случаев на металлических столбах. Многопролетные корпуса перекрыты металлическими фермами, а в цехах с холодным производством из экономических соображений – деревянными фермами на кольцах. Бытовые помещения были устроены непосредственно в цехах. Для улучшения условий труда при заводе были организованы столовая, клуб, амбулатория, недалеко от предприятия построен рабочий поселок. Территория перед заводом была качественно благоустроена[14, c. 289].

Здесь же, недалеко от Гомеля в поселке Костюковка был возведен еще один промышленный гигант 1930-х гг. – Гомельский стеклозавод. В феврале была разбита строительная площадка, а 8 марта – занесен первый камень в фундамент гончарного цеха. Строительство велось быстрыми темпами. Огромный завод был построен всего за 3 года. И уже 5 ноября 1933 года была изготовлена первая лента стекла. Именно этот день и считается днем рождения Гомельского стекольного завода [14, c.290].

Пожалуй, нигде более эстетика конструктивизма не могла бы быть настолько емко выражена, как в промышленном предприятии такого масштаба. Снимки и проектные перспективы завода схожи объемным композициям Якова Чернихова, являющим квинтэссенцию стиля. Напротив предприятия через дорогу был построен рабочий поселок для его сотрудников, также являвшийся ярчайшим примером применения новаторских архитектурно-строительных тенденций советского авангарда [19, с. 5].

Значимой вехой в белорусской промышленности стала постройка в поселке Осинстрой (ныне Ореховск) первой белорусской электростанции БелГРЭС. Это была первая ГРЭС, построенная по плану ГОЭЛРО. В 1930 г. были введены в эксплуатацию первые подстанции и линии электропередач 35 и 110 кВ на Витебск, Оршу, Могилев и Шклов. Уже в 1931 г. была создана Белорусская энергосистема, а в 1939 г. включена в работу вторая очередь БелГРЭС, благодаря чему мощность электростанции достигла 32 МВт. Изначально станция работала на сжигании торфа, добываемого неподалеку. При электростанции была создана достаточно развитая инфраструктура и один из первых рабочих поселков на территории Беларуси.

В самом начале ХХ в. русский инженер Владимир Григорьевич Шухов разработал уникальную башенную конструкцию, представляющую из себя однополостный гиперболоид вращения. Это была абсолютно бесспорная инновация, аналогов которой в мире на тот момент не было. Уже позже словосочетание «башня Шухова» стало официальным общеупотребимым термином для такого рода сооружений. Своим изобретением В. Г. Шухов не только шагнул в будущее в технологическом развитии строительной индустрии, но еще и предвосхитил стилистические тенденции, проявившиеся в искусстве советского авангарда только через 20 лет.

В течение 15 лет после Нижегородской выставки 1896 г., где инженер представил свою первую водонапорную башню, высотой 32 метра, шуховские башни появились более чем в 30 городах России, а в годы первых пятилеток было построено около 40 башен в России, Закавказье и Средней Азии. Некоторые из них были возведены и на территории современной Беларуси. Две из них – в Коханово и Пуховичах – до сих пор исправно функционируют, третья – Борисовская – находится в аварийном состоянии.

Невысокая односекционная водонапорная башня в деревне Коханово – пожалуй, лучше всех сохранившаяся шуховская конструкция на территории Беларуси. Конструкция поддерживалась на протяжении 80 лет в рабочем состоянии, при этом не претерпевала существенных изменений. Со временем заменены или же вовсе упразднены некоторые деревянные элементы башни.

Водонапорная башня в Пуховичах – не настолько показательный пример наследия В.Г. Шухова, хотя и имеет к его разработкам непосредственное отношение. В рамках многочисленных реконструкций винтовая лестница была заключена в бетонный короб и вокруг резервуара была сооружена деревянная цилиндрическая оболочка[14, c. 291].

Промышленные предприятия времен первой пятилетки не всегда следует рассматривать, как самостоятельно значимые объекты архитектуры. Они скорее выступали в качестве центров притяжения научной и строительной мысли, творческим ориентиром лучших архитекторов эпохи. Архитектурная ценность рассмотренных белорусских предприятий также в сопутствующих им рабочих поселках и общественных зданиях. Хотя многие предприятия и сооружения вполне достойны рассмотрения в качестве полноценного архитектурного произведения. На территории нашей страны осталось немало свидетельств масштабной индустриализации 1930-х годов. Сохранность этих объектов далеко не безупречна, но это и не удивительно ввиду их функциональной насыщенности. Изменение и усовершенствование производственных технологий неизбежно ведут к модернизации и реконструктивным мероприятиям зданий и сооружений. А попытка сохранить исходный облик промышленных предприятий противоречила бы прогрессу и принципам процветания производства.

Важнейшей задачей, решавшейся народным хозяйством Белорусской ССР в первые годы после Гражданской войны, было восстановление и дальнейший рост промышленных предприятий, учреждений быта и культуры. Общее социокультурное пространство и участие многих русских архитекторов в строительстве на территории БССР, отсутствие собственной архитектурной школы обусловили распространение на территории БССР авангардных архитектурных поисков характерных для РСФСР. Архитекторы работали над многочисленными проектами восстановления и строительства сооружений различного назначения. Они искали свежие решения. Грандиозные жизнеутверждающие планы советских архитекторов были направлены на создание коммунистических городов будущего. Надо было создать идеальные города - высшую форма коллективного бытия. С целью упорядочения планировки и застройки городов началась разработка градостроительной документации - генеральных планов, проектов планировки, застройки и благоустройства городов. К восстановлению промышленных объектов удалось приступить только в начале 1920-х гг., что, однако не увеличило роль промышленности в экономике республики. Состоявшийся в декабре 1925 г. 16 съезд ВКП (б) провозгласил курс на индустриализацию. Что в дальнейшем подстегнет промышленное строительство. В целом для промышленной архитектуры 1920-х-1930 х. гг. характерно усиливалось широкое использование железобетонных и металлических конструкций. Толщина ограждающих стен была уменьшена до 51 см. На фасадах зданий отказались от декоративной кладки, пилястр, сложных карнизов. Обустройство металлических переплетов в световых проемах и фонарях позволило значительно увеличить освещенность производственных помещений. Архитектурный облик промышленных зданий с каждым годом становилось все более четким и лаконичным. Внедрение каркасных конструкций предопределило переход в объёмно-пространственной композиции и фасадах до простых геометрических форм жилого фонда. В восстановительный период (1921-1925) он пополнялся за счет индивидуальной застройки. [9, c. 50]

Таким образом, промышленная архитектура во все времена находилась немного вне общепринятых стилевых рамок. Но при рассмотрении искусства советского авангарда 1920-1930-х годов не обращаться к архитектуре производственных объектов было бы некорректно. Ведь именно здесь лежат истоки стилевых направлений 1920-1930-х годов, причем касательно не только архитектуры, но и многих других видов творчества. В эстетике машиностроительных форм и производственных процессов находили мастера советского авангарда свое вдохновение. Именно промышленное производство было основой идеологии того времени, на которую опиралось в том числе и творчество проектировщиков.

Список источников по данной теме представлен тут


Если Вас заинтересовали описанные в статье товары или услуги, Вы можете:
Позвонить:

Еще из раздела Белорусоведение

    На современном этапе своего развития Республика Беларусь стремится стать полноправным членом мирового сообщества. Она поддерживает хорошие отношения с различными странами мира, оказывает поддержку белорусам, находящимся за границей. Среди ...
    подробнее
      Промыслы — неземледельческие занятия населения, мелкое производство, основанное на индивидуальном ручном труде. В сельской местности они являлись дополнительным занятием к земледелию и животноводству. В городах и местечках промыслы отличались более ...
      подробнее
        Ремесла и промыслы с древних времён до нового времени условно можно разделить на несколько групп. К. первой из них следует отнести занятия населения Беларуси, связанные с деревообработкой. Это плотничество, бондарное ремесло, производство ...
        подробнее




        © 2006-2018 ИП Антонович А.С.
        +375-29-5017588
        +375-29-1438110

        Сайт работает на платформе Nestorclub.com